!
Добавить в избранное | Сделать стартовой
Переезд в Петербург

Женины родители были далеко не в восторге от предстоящего переезда их сына из Волгограда. Ведь это означало отпустить ребёнка совершенно одного в чужой город. "Они справедливо считали, что ребенок в 11 лет не готов к взрослой жизни. Но в конце концов отпустили, сказав, что это мой выбор".
Таким образом, в 1993 году Михаил Маковеев привёз маленького Женю в Петербург к Алексею Николаевичу Мишину. К этому времени Женя уже прыгал все тройные — от тулупа до акселя. "Но это только называлось тройными прыжками. Никакой техники, никакого исполнения. Только природная способность — высоко прыгать". Алексей Николаевич устроил настоящие смотрины, после чего вынес вердикт: "Беру".

Вот как отнёсся Мишин к своему новому ученику: "Это был подарок! Я очень благодарен Михаилу Хрисанфовичу Маковееву за то, что он привез мне Плющенко. Маковеев — мастер спорта по тяжелой атлетике, но он очень хорошо чувствовал фигурное катание, создал в Волгограде прекрасную школу. Сразу было видно, что мальчик талантливый, но он достался мне в тот момент, когда уже начал расти. Трудности роста прошли — и бриллиант засверкал, как ему и положено".

Прокатавшись долгое время у Маковеева Женя с трудом мог представить, что с ним может заниматься кто-то другой. Но Мишин отнёсся к нему очень доброжелательно, "помогал во всем и просто заменял отца". Первое время Женя даже жил у Алексея Николаевича в квартире. Какое-то время Женя являлся персоной без определенного места жительства. Бомжом то есть. Потом Жене выделили квартиру на "Звёздной".

Мама приезжала к сыну иногда, просила соседей за ним присматривать. Но мальчик старался всё делать сам. "И готовить научился! Вареную картошку, сосиски, яичницу, гороховый суп. Я кипятил воду и бросал в нее горох, получалось, правда, не очень вкусно... Конечно, приходилось экономить, денег хватало только на то, чтобы снимать комнату, ездить на тренировки и не умирать с голоду. Было сложно. Приходилось в таком маленьком возрасте познавать вещи, которых знать и не нужно. Все упиралось в деньги". Родители помогали сыну деньгами, как могли. Евгений знал цену деньгам, видел, как они тяжело достаются родителям. Только однажды он потратил сразу все деньги, которые ему прислала поездом мама на... бананы. "Очень их любил. Мог два килограмма сразу съесть".

Петербург потряс молодого Евгения своей масштабностью — "после Волгограда он казался огромным, давил. Я был маленьким, боялся потеряться, скучал по родителям. Первое время было очень тяжело, приходилось много ездить с одного конца города на другой, на тренировки". Да и отношение людей к маленькому пришельцу было недоброе, мол, только провинциалов нам не хватало, своих полно.

В свой 12-ый день рождения Женя приехал на неделю домой в Волгоград. Первое, что он сделал, войдя в квартиру, вручил Татьяне Васильевне 300 рублей (всю стипендию, накопленную за пять месяцев): "Мамуля, это тебе. Купи тёплое пальто".

Из-за всевозможных трудностей мальчику было всё труднее сохранить любовь к фигурному катанию. Приемлемых условий для тренировок на ледовой арене не было — на катке стоял холод, как зимой на улице. А когда мышцы не разогретые, выполнять сложные прыжки и элементы невозможно, да и не рекомендуется — велик риск травмироваться.

Год прожил Женя один без родителей. Потом к нему, оставив в Волгограде мужа и дочь, приехала мама, Татьяна Васильевна. Они стали снимать комнату в коммунальной квартире. "О комнате в коммуналке, которую мы снимали с мамой в первые годы жизни в Питере, вспоминаю как о страшном сне".
Тогда-то Женя в третий раз чуть было не бросил кататься. "Что-то не получалось. Я нервничал. А еще сильно переживал из-за того, что разъединил семью. Ведь мама уехала со мной, а папа с сестрой (она на шесть лет старше меня) остался в Волгограде".

Но Женя всё перетерпел и остался. Его жертвы оказались не напрасны. И хотя, в то время, как олимпийский чемпион Алексей Урманов отмахивался от назойливых поклонниц со словами: "Девчонки, идите лучше туда, там Женя Плющенко автографы раздает!", Женя в его 13 лет девушек не интересовал абсолютно, именно в свои 13 лет Женя начал своё восхождение на Олимп фигурного катания. Женя освоил тройной аксель, и во всем его катании уже просматривалась "мишинская школа". Плющенко стал шестым сначала на "взрослом" чемпионате России, а потом и на чемпионате мира среди юниоров в Брисбене (Австралия), что для его возраста было большим достижением.

И уже тогда в его жизни находилось место подвигу: ему было 14, когда, участвуя в Cup of Russia, он на тренировке перед произвольной получил мучительную травму — "защемило" спину так, что от боли он не мог подняться на ноги. Дальше были носилки, больница и доктора — за этим, по логике вещей, должно было последовать снятие с соревнований. Но не в этом случае. Он был Евгением Плющенко, и он хотел кататься. Обезболивающий укол в спину — и, убедившись, что он в состоянии двигаться, Плющенко вышел на лед питерского СКК. И занял четвертое место — среди здоровых взрослых.

О нем стали поговаривать специалисты, и спортивные журналисты уже находили возможным уделить ему пару строк в статье об Алексее Урманове. И кое-кто из учеников Мишина уже не на шутку ревновал, находя внимание, уделяемое Жене тренером, чрезмерным. Правда, при этом восходящая "звезда" проживала с мамой все в той же коммуналке, и иногда даже потихоньку собирала пустые бутылки, чтобы элементарно прокормиться. Но не переставала идти вперед — четвертое место на чемпионате России, и наконец, первый большой международный титул — чемпион мира среди юниоров.

Жене все еще было только 14, и он стал самым юным чемпионом за всю историю этих соревнований. Собственно, он мог бы еще несколько лет выступать в юниорах — точнее, спокойно выигрывать в юниорах, потому что конкурентов там у него не было — но именно поэтому он больше туда не вернется. Отныне питерский фигурист Плющенко будет соревноваться и побеждать только по-взрослому.