!
Добавить в избранное | Сделать стартовой
Детство

Женя Плющенко родился на Дальнем Востоке. Его отец — Виктор Васильевич — каменщик и столяр по профессии — уехал туда на заработки. И он, и мать Жени — Татьяна Васильевна строили БАМ. В то время родители и старшая сестра Жени — Лена жили в посёлке Ургал Хабаровского края. Там-то 3 ноября 1982 года, на месяц раньше положенного срока и появился на свет Женя Плющенко. По словам мамы, мальчик был "длиннющий" — при весе 2900 грамм рост его был 57 сантиметров.

Жизнь была непростая. Домом для семьи служил деревянный вагончик, "где не было даже телевизора". Кроме семьи Плющенко там проживало ещё несколько семей.

Женя рос шустрым и энергичным мальчиком. Он быстро научился ходить, и к девяти месяцам уже бегал. Говорить Женя тоже начал рано. Единственным, что омрачало детство мальчика, были постоянные простуды. Из-за сурового климата Женя часто болел. В год и три месяца он простудился в яслях. Врачи сначала поставили диагноз ОРЗ, а через неделю малыша пришлось на "скорой" везти в больницу. Оказалось — двустороннее воспаление лёгких. Три месяца Женя пролежал в больнице. Температура не спадала. Не помогали ни уколы, ни лекарства. Чтобы дальше не мучить своего сына, Женина мама добровольно выписалась из больницы. Раз уж медицина оказалась бессильной, родители решили лечить ребёнка сами. По совету бабушек стали выводить сына на свежий воздух, в любую погоду. А так же начали заниматься с ним спортом. Сначала катали на санках, потом поставили на лыжи, потом купили велосипед. Специально соорудили дома спортивный уголок — с лестницей, перекладинами и качелями. И Женя пошёл на поправку. Но этого было недостаточно. Необходимо было сменить климат. Поэтому летом 1985 года семья Плющенко переехала в Волгоград.

В Волгограде, во время одной из прогулок по парку на свежем воздухе Женя и его мама встретили знакомую. Женщина жаловалась на свою дочку, которая отказывалась тренироваться кататься на коньках. Коньки тогда были безумным дефицитом, и было жалко, что такое добро пропадает. Тогда знакомая предложила Жене попробовать покататься. Он согласился. И женщина подарила ему его первые коньки — "Ботасы".

Записываться в секцию фигурного катания пошли сразу же на следующий день — 25 февраля 1987 года. Мама решила, что для закалки "нет места лучше, чем секция фигурного катания". Женю согласились взять сразу, даже приняв его за девочку (виной тому были его длинные светлые волосы). А после того, как он возмущённо возразил, что он мальчик, его ещё с большей радостью приняли — мальчиков в группе было мало. Через натянутую сетку Женя смотрел на детишек, которые катались. "Мне понравилось, и я с удовольствием стал кататься сам". Женя оказался самым младшим в группе (ему было 4 года и 2 месяца). К тому же все остальные уже полгода отзанимались. Не всё получалось, поначалу было очень тяжело. Маленький Женя даже плакал. Но его первый тренер — Татьяна Николаевна Скала — всегда находила время, чтобы помочь ему и утешить — "Ничего страшного, Женя, ты сейчас попадаешь, а потом будешь выигрывать соревнования!". И Женя быстро прогрессировал. Буквально за неделю он растянулся на все три шпагата. Но главное — тренировки на катке пошли мальчику на пользу. Он постепенно окреп и перестал болеть. И если раньше он и трех остановок не мог проехать на троллейбусе, потому что сразу начинало тошнить, то теперь он закалил свой вестибулярный аппарат, и подобных проблем больше не возникало. А со временем Женя совсем втянулся в фигурное катание. Мама была довольна — у ребёнка хорошее здоровье и на улице не болтается. До фигурного катания Женя больше всего любил футбол, но потом фигурное катание победило. "Покатавшись 2 недели, я сказал: "Какой футбол?". Катание стало как наркотик". Но спустя какое-то время Женя очень захотел играть в хоккей.

"После тренировок оставался, смотрел, как ребята играли". Мальчик сказал об этом маме. Мама предложила покататься ещё месяц, а потом решать. "Покатавшись месяц, я уже ничего другого делать не хотел".

Когда-то на тренировке мама Жени увидела девочку, которая выполняла вращение "Бильман". Она предложила Жене попробовать. И уже через неделю этот элемент ему покорился. "Когда я впервые сделал бильман, мама в качестве награды организовала пикник. Мы жарили картошку на огне, варили борщ..." Женя был от нового элемента в восторге и гордился им. "Когда я только пришел в секцию фигурного катания, увидел по телевизору выступление Бильман и пришел от него в неописуемый восторг. Ее пируэт меня околдовал. И я поклялся, что когда-нибудь тоже буду так вращаться". Но "именно маме пришло в голову, что мне по силам освоить знаменитый пируэт". Много лет Татьяна Васильевна не уставала растягивать Женю. Как он сам считает — "мои фирменные вращения — и "Бильман", и "бублик" — были бы невозможны без упорства и самоотверженности мамы".

Идеи поставить Женю кататься в паре никогда не возникало — "Я не был каким-нибудь крепышом, чтобы поднимать девушку, и я очень быстро прогрессировал в одиночном катании".

Уже через три месяца после того, как Женя впервые пришёл на каток, он начал выступать. В его первом соревновании он стал седьмым из 15-ти ребятишек, из которых все были на два-три года его старше.

Мечтать о ледовых победах Женя начал в пятилетнем возрасте, когда увидел по телевизору сольное выступление знаменитого Виктора Петренко.

Свою первую победу Женя помнит до сих пор. "В семь лет выиграл турнир "Хрустальный конек" в Самаре. Мне подарили электронную игру "Воздушный бой". Я чувствовал себя очень счастливым, казалось, что крупнее соревнований не бывает".

Когда Жене исполнилось девять, он чуть было не бросил фигурное катание. К тому времени у него был новый тренер — Михаил Маковеев. Он был тренером по поднятию тяжестей, и во время тренировок у него приходилось много бегать и выполнять много силовых упражнений. Но не это было для Жени проблемой. Проблемой стали новые коньковые ботинки. После мягких и удобных чешских "Ботасов" они казались очень жёсткими. А тренер заставлял выполнять прыжки. Ноги покрылись кровавыми мозолями. Не то что прыгать — ходить было невозможно. Женя снял ботинки, положил их на тренерский стол и заявил, что кататься больше не будет вообще. И ушёл. Прошла неделя, и тренер позвонил, извинился, сказал, что был не прав и попросил вернуться. И Женя вернулся. "Я должен был кататься. Если не катался два-три дня, у меня начинали болеть колени, мышцы, я не мог уже ни о чем думать". И к ботинкам привык, и прыгать в них научился. "В 11 лет я прыгал все тройные прыжки, и это был очень высокий уровень". Тогда же, когда Плющенко исполнилось 11 лет, школу фигурного катания в Волгограде закрыли. Детский спорт в начале 90-х годов казался нерентабельным. Помещение катка переделали в рынок или автосалон. Каток до сих пор закрыт, сейчас там склад.

Что оставалось делать? Вариантов было множество. Женя был очень разносторонним мальчиком, и в его жизни было много увлечений, помимо фигурного катания.

Женя любил читать и хорошо учился — до шестого класса был отличником. А первую книжку прочитал самостоятельно в 6 лет. Это был двухтомник Носова "Незнайка на Луне".

В детстве Женя вообще-то хотел стать военным. Бывало, маленьким он увидит солдата или офицера, остановится, как вкопанный. И смотрит с замиранием сердца. У него и своя солдатская рубашка была, Татьяна Васильевна специально перекроила взрослую. Папа достал пилотку и кобуру. Как и любой мальчишка, Женя обожал пистолеты, машинки. Всегда рисовал их, когда заказывал подарок Деду Морозу. Однажды ему подарили танк, стреляющий маленькими игрушечными снарядами, с дистанционным управлением. А заглянувшая в гости подружка его сломала. Женя, всегда бережно относившийся к своим вещам, расстроился страшно. Но Наташеньку Кузнецову простил. Первая "любовь" все-таки. Им было годика по четыре. Женя вообще никогда не обделял женский пол своим вниманием. Всегда помогал упавшим на льду девочкам, даже если за это его ругал тренер. Но мальчиком-паинькой Женя не был. "Я не мог сидеть на уроках. Крутился, баловался". В школе кроме этого были ещё и драки. "Меня дразнили ребята, что занимаюсь девчачьим видом спорта. Вот я и доказывал кулаками, что это не так". Женя рано начал курить — ещё полуторогодовалым малышом он бегал с палкой или спичкой во рту по вагончику, в котором жила его семья. А вот во втором классе он уже начал курить по-серьёзному. Тогда отец просто в открытую дал ему пачку сигарет и разрешил сидеть рядом и курить. Мальчик опешил и желание баловаться на переменах сразу отпало. Бесследно не прошла только любовь к футболу — Женя играл за дворовые команды. Но всё неизбежно возвращалось к фигурному катанию — "В футболе много грубости, поэтому я выбрал фигурное катание". Хотя его пытались переманить в танцы — да ни куда-нибудь, а в балет Мариинского театра. Предложили не кататься, а танцевать. "Я выбрал фигурное катание". Потому что именно тогда, когда Жене исполнилось 11 лет, он осознал, что фигурное катание для него не просто увлечение, а образ жизни. Без фигурного катания он уже не мог. Надо было продолжать заниматься. Но где? Было два предложения — ехать в Москву или Петербург. "Мне тогда было абсолютно все равно, куда ехать. С родителями мы решили, что это будет Петербург".